Пожалуйста, подождите...

Забота пуще неволи

Пресс-центр МТС Банка

Тел.: (495) 921-28-00, доб. 4519
Эл. почта: press@mtsbank.ru

Оформить подписку

КоммерсантЪ Деньги

09 февраля 2009

На прошлой неделе правительство обсуждало масштабную программу вхождения государства в капитал банковского сектора. также впервые стало понятно, как будут приниматься решения о господдержке промышленных предприятий. эти планы публично практически не обсуждаются, но, судя по некоторым подробностям, попавшим в СМИ, уже в этом году в России может возникнуть новая модель экономики, когда способность предприятия выжить будет целиком и полностью зависеть от отношения к нему чиновников. по сути, это возвращение к модели олигархического капитализма 1990-х.

Неофициально о возможном вхождении государства в капитал коммерческих банков говорилось довольно давно. Затем перспективная идея постепенно стала озвучиваться представителями власти.

Так, в конце декабря вице-премьер Алексей Кудрин объявил, что "на цели докапитализации банковской системы Минфин готов выделить до $40 млрд". А 27 января премьер-министр РФ Владимир Путин в интервью агентству Bloomberg заявил: "Мы практически обеспечили ликвидность всем нашим ведущим банкам. Создали систему, при которой безболезненно может происходить укрупнение банков и вхождение государства там, где нужно, в капитал наших финансовых учреждений".

Наконец, 3 февраля на совещании правительства, посвященном ситуации в банковской сфере, Владимир Путин заявил: "Отечественная банковская система должна... обеспечить кредитование реального сектора в необходимых объемах и по приемлемым, экономически обоснованным ставкам. Для этого необходимо сформировать надежную ресурсную базу. А значит, активизировать привлечение средств на депозиты. Во-вторых, надо подумать над возможными способами увеличения собственного капитала банков, причем не только государственных, но и коммерческих".

Фактически правительство уведомило общество о том, что в ближайшее время оно собирается предпринять интервенцию государственного капитала в банковский сектор. При этом масштабы интервенции не уточнялись. Не обнародован также и список коммерческих банков, которые могут претендовать на участие государства в их капитале. Не были даже обозначены критерии отбора банков в этот список. Хотя сам "список Путина для банков" уже существует. В этом списке 81 банк. Именно к ним, как выразился выступавший на совещании 3 февраля первый вице-премьер Игорь Шувалов, "привлечено пристальное внимание государства". Днем позже Игорь Шувалов пояснил, что в государственной программе рекапитализации банковской системы смогут принять участие до 50 банков.

По сведениям газеты "Коммерсантъ" (от 4 февраля 2009 года), правительство рассматривало три варианта вхождения в банковский капитал. Согласно первому, государство выкупит допэмиссии четырех-пяти банков, в которых оно, собственно, уже присутствует. Во втором счастливчиков больше - 30.

Рассматривается также вариант вхождения в капитал путем предоставления государством субординированных кредитов в объеме 15% от существующего капитала при условии, что еще 15% средств внесут существующие собственники. Именно в этом случае на госучастие в капитале смогут претендовать около 50 российских банков.

Впрочем, существует и четвертый вариант - спасать будут тех, на кого хватит государственных резервов. А их не так много.

Например, президент Европейского банка реконструкции и развития Томас Миров 4 февраля сообщил, что "Россия может потратить накопленные ею за много лет резервы в иностранной валюте в случае, если глобальный экономический кризис продлится дольше 2010 года".

ТЕНИ ПРОШЛОГО

Согласно данным ЦБ, на начало 2009 года совокупный капитал российских банков составлял 2,5 трлн руб. Если объем вхождения государства в капитал банков составит обещанные Алексеем Кудриным $40 млрд, то правительство сможет претендовать на дополнительные 32% банковского капитала и на рост своей доли в банковской системе до 75-80%.

Во время кризиса вхождение государства в капитал частных банков не является чем-то необычным. Можно даже сказать, что Россия идет по американскому пути. Однако формы такого участия могут быть различными. Выкуп допэмиссии Сбербанка и ВТБ был единодушно одобрен экспертами: что ж плохого, если собственник помогает своему бизнесу? Однако приобретение государством не привилегированных (как в США), а обыкновенных (голосующих) акций коммерческих банков вызвало неоднозначную реакцию.

Дело в том, что такое присутствие в капитале подразумевает участие в оперативном управлении. То есть представители государства будут входить в советы директоров коммерческих банков и влиять на их политику. Например, указывать, какой бизнес кредитовать можно (и нужно), а кому кредита в России не получить.

Сразу возникает ощущение дежавю. Прежде всего многие еще помнят о 1990-х годах, когда за кредитом нужно было идти не в банк, а к чиновнику. И кредит оформлялся только после звонка чиновника в банк. При этом о потребительских, ипотечных и автокредитах чиновники банкам не говорили. Видимо, потому, что эти потенциальные заемщики до высоких кабинетов не добирались. Поэтому вышеперечисленных секторов кредитования в 1990-х годах просто не было. Вместо этого чиновники постоянно рекомендовали банкам покупать ГКО. Что банки послушно и делали, пока деньги у них не кончились. В результате ни банков, ни ГКО, да и чиновники сменились. Зато в коррупционном треугольнике "заемщик - чиновник - банк" родилось и выросло целое поколение олигархов.

Сегодня события могут развиваться по сходному сценарию. Например, на прошлой неделе впервые прошло заседание госкомиссии под председательством Игоря Шувалова, на котором рассматривался вопрос о госпрограмме поддержки ГАЗа, предприятия, включенного в список стратегических. Заседание прошло за закрытыми дверями; помимо чиновников на него попали представители госбанков-кредиторов и собственник компании Олег Дерипаска. Между тем, судя по информации, попавшей в СМИ, цена вопроса - более $1 млрд. И кулуарное решение подобных вопросов де-факто означает возвращение времен олигархического капитализма.

Еще одно дежавю - из времен более ранних, советских, когда региональные отделения

Госбанка СССР были задействованы в осуществлении масштабных проектов. В реальности это означало, что там, где что-то строилось, колхозы, например, ни при каких обстоятельствах кредита не получали. Вот когда оно построится и поступит указание кредитовать проект мелиорации...

Кроме того, осуществлялась помощь различным странам, которая оплачивалась через Внешэкономбанк СССР. При этом ВЭБ зачастую получал от "братских стран" не деньги, а лишь многомиллиардные валютные долги, правопреемницей которых затем стала Россия. И только за последнее десятилетие Россией было списано $250 млрд долгов беднейших стран.

После появления представителей государства в составе советов директоров крупнейших частных банков правительство окажется перед почти непреодолимым искушением использовать их ресурсы для финансирования государственных проектов. Разумеется, нет ничего плохого в том, что частные банки профинансируют строительство дорог, мостов или даже Олимпиаду в Сочи, хотя, конечно, эффективность государственного управления подобными проектами вызывает много вопросов. Проблемы начнутся, если из патриотических и политических соображений деньги вновь начнут тратиться на проекты типа поворота сибирских рек (кстати, этот проект разморожен). Или на безвозмездную помощь "братским странам", которых в последнее время у России становится все больше

ЕСЛИ ПРЕДСТАВИТЕЛИ ГОСУДАРСТВАБУДУТ ВХОДИТЬ В СОВЕТЫ ДИРЕКТОРОВ КОММЕРЧЕСКИХ БАНКОВ, ОНИ НАЧНУТ ВЛИЯТЬ НА ИХ ПОЛИТИКУ. И РЕШАТЬ, КАКОЙ БИЗНЕС КРЕДИТОВАТЬ НУЖНО, А КОМУ КРЕДИТА В РОССИИ НЕ ПОЛУЧИТЬ

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

К чему приведет помощь государства рынку?

Виктор Жидков, первый вице-президент банка "Петрокоммерц":
- Мне представляется, что государство будет все-таки поддерживать в основном банки с госучастием. И в этом нет ничего неправильного и нерыночного: акционер поддерживает свой бизнес. И если государство - мажоритарный акционер банка, то оно может прямо диктовать ему кредитную политику. И ничего нерыночного в этом тоже нет: хозяин говорит своему бизнесу, что нужно делать. С другой стороны, если государство - миноритарный акционер (например, приобрело часть допэмиссии), то оно вправе влиять на кредитную политику банка, но не диктовать ее. Станет ли государство мажоритарным или миноритарным акционером конкретного банка, зависит только от предыдущей политики этого банка. То есть от того, системно ли банк потерял капитал в кризис или ему просто нужна передышка. В первом случае речь пойдет о мягкой санации, и в этом случае роль государства может быть определяющей. Во втором - банк нужно не спасать, а поддерживать капиталом, что правительство и предлагает. Года через три четыре такие банки могут предоставленный государством капитал вернуть с прибылью. Так что бюджет (а значит, и налогоплательщики) могут еще и заработать. Государственная политика по отношению к банкам последовательна: на первом этапе кризиса гарантии по вкладам населения и относительно мягкая девальвация рубля позволили банкам сохранить депозитную подушку. Сейчас государство будет поддерживать способных выжить и санировать банкротов. Думаю, что следующим шагом станет выкуп государством плохих долгов с балансов банков.

Роман Дзугаев, ведущий аналитик ИК БФА: - К сожалению, текущая ситуация как раз предполагает оказание безмерной поддержки именно госбанкам. Вместе с тем государство указывает госбанкам, какие отрасли кредитовать и на каких условиях. Это приводит к отсутствию адекватных оценок риска и предложению нерыночных ставок. В итоге - рост просрочки кредитных портфелей госбанков, поскольку статус стратегических отраслей вовсе не равнозначен хорошему состоянию их заемщиков и гарантии их платежеспособности.

Интервенция государства ведет к консолидации банковского сектора. В целом это правильное решение. Однако государство является неэффективным собственником. И беда в том, что, открывая коммерческим банкам доступ к финансированию, оно пытается навязывать нерыночные условия.

Виктор Шпрингель, вице-президент Московского банка реконструкции и развития: - Выкуп государством банковских активов стал весьма распространенной практикой. Вхождение в капитал банков сопровождается назначением представителей государства в советы директоров, что автоматически предоставляет им право контроля крупных сделок, совершаемых банками, и других существенных параметров их деятельности. Другое дело, что такое вмешательство должно носить краткосрочный характер. После проведения санации банки должны передаваться в управление частным инвесторам, как это делается в развитых странах. Сохранение сильного государственного присутствия в банковской системе оказывает на нее дестабилизирующее воздействие в долгосрочном плане: через какое-то время начинает проявляться вектор политической мотивации решения банков, а наличие финансовой поддержки со стороны государства снижает ответственность менеджмента за принимаемые решения.

Сейчас акции большинства российских банков торгуются с дисконтом по отношению к капиталу. Это связано не столько с проблемами в деятельности самих банков, сколько с высокойстоимостью денег и их банальным отсутствием у крупных инвесторов. Поэтому, если кто-то обладает свободными денежными средствами, то сейчас самое время для вложений в банковские акции. Однако из-за продолжающегося кризиса на мировом финансовом рынке трудно, конечно, ожидать, что эти вложения быстро окупятся. Но в долгосрочном плане это хорошая, выгодная сделка.

Михаил Завараев, аналитик УК "Арбат Капитал":
- Национализация банковского сектора в период кризиса не является из ряда вон выходящим событием. В США и Европе государство также активно входит в капитал банков. Вопрос в том, как осуществляется национализация. В США и Европе государство покупает привилегированные акции, по которым оговорен срок погашения. Однако я не уверен в том, что в России мы будем наблюдать тоже самое.

Национализация с помощью обыкновенных акций в конечном итоге может привести к тому, что банковскому менеджменту будет указано, кому, сколько и каких кредитов давать. Такой вариант развития событий, как нам кажется, не поможет банковскому сектору стать сильнее. Более того, кредитование по указанию чьей-то нерыночной руки может в определенной мере затормозить и будущий рост экономики.

В России лишь две активно торгуемых банковских акции - бумаги Сбербанка и ВТБ. Мы не рекомендуем входить в акции банков в расчете получить солидную прибыль в ближайшие 1-2 квартала. На горизонте от двух лет привлекательнее выглядит Сбербанк, который имеет наибольшие перспективы выиграть от кризиса. Тем не менее мы рекомендуем воздержаться от покупок бумаг Сбербанка в ближайшие 1-2 квартала даже на долгосрочную перспективу, так как значительного роста его котировок на данном горизонте мы не ждем, а риски для этого эмитента находятся все еще на высоком уровне.