Пожалуйста, подождите...

Задача казначейства - создание ликвидной "подушки безопасности"

Пресс-центр МТС Банка

Тел.: (495) 921-28-00, доб. 4519
Эл. почта: press@mtsbank.ru

Оформить подписку

Банковское обозрение

16 июля 2008

Департамент казначейства на протяжении достаточно продолжительного времени воспринимался во многих банках как тихая заводь для счетоводов. Однако по мере резкого роста банковского бизнеса подобное отношение уходило в прошлое и уступало место пониманию, что без четкого регулирования своей ликвидности банк не сможет нормально развиваться. Моментом истины для национальных финансово-кредитных структур стал прошлогодний кризис ликвидности, когда у многих банков возникли серьезные проблемы с "подушкой безопасности". О том, что делает казначейство для урегулирования таких проблем и для решения других "ликвидных" задач, рассказал в интервью "БО" директор казначейства Московского банка реконструкции и развития (МБРР) Андрей Данилин.

Задачи казначейства — все, что связано с ликвидностью

— Андрей, в вашем банке казначейство существует как отдельный департамент или является частью более крупного управления, как это бывает в других российских банках?

— На сегодняшний день ситуация такова: казначейство в МБРР не является вполне отдельным департаментом, оно является структурным подразделением департамента по операциям на финансовых рынках. В то же время, в принципе, по выполняемым функциям, по нагрузке и ответственности казначейство можно считать вполне самостоятельной единицей.

— Такое положение дел было всегда, или раньше казначейство было самостоятельным не только по "набору" функций, но и организационно?

— Нет, так было не всегда. Казначейство вошло в департамент по операциям на финансовых рынках полтора года назад.

— На это были какие-то объективные причины?

— В рамках работы по совершенствованию системы управления ликвидностью банка была проведена структурная перестройка, суть которой заключается в объединении в одном департаменте всех подразделений, участвующих в управлении ликвидностью. В настоящий момент в департамент помимо казначейства входят подразделения, осуществляющие торговые операции на финансовых рынках. Стратегия банка никогда не подразумевала создания инвестиционных портфелей на рынке ценных бумаг или в иных сегментах финансового рынка, соответственно, все торговые операции рассматриваются как краткосрочные и осуществляемые в рамках наиболее эффективного управления краткосрочной или среднесрочной ликвидностью. Таким образом, создание департамента, куда в настоящий момент входит казначейство, является организационным оформлением сложившейся в банке практики управления ликвидностью. Тем не менее казначейство сохранило за собой значительную долю самостоятельности.

— А для чего нужна ему эта самостоятельность? Какие задачи решает на сегодняшний день казначейство в МБРР?

— Хотел бы отметить, что в разных банках казначействам присущи разные функции. Это вполне объяснимо, если учесть, что набор задач, которые делегируются этому подразделению, определяется руководством той или иной финансово-кредитной структуры. В нашем случае во главу утла ставится

управление мгновенной и среднесрочной ликвидностью, привлекаемой на сроки от трех до шести месяцев. И, соответственно, мы занимаемся всем, что связано с этим — управлением платежной позицией, управлением корреспондентскими счетами, регулированием валютных и процентных рисков, работой на финансовых рынках, прежде всего рынками межбанковского кредитования, всем спектром межбанковского бизнеса, определением лимитов и т. д. Плюс еще функции, которые напрямую к деятельности казначейства не относятся, но которые казначейство время от времени "перенимает", когда этого требует сложившаяся на рынке ситуация.

— Вы сказали, что речь идет о мгновенной и среднесрочной ликвидности. А решает ли казначейство вопросы, связанные с привлечением долгосрочной ликвидности, например, заимствований на внешних рынках капитала? Или это входит в компетенцию другого подразделения банка?

— Мы, безусловно, принимаем участие в разработке и совершении таких сделок. Однако формально этим действительно занимается другой департамент. Мы же видим кэш-поток, мы собираем информацию о характере потока и предоставляем свои рекомендации. А окончательное решение о привлечении долгосрочных займов принимает инвестиционный департамент, который вместе с департаментом операций на финансовых рынках входит в инвестиционный блок банка.

Кризис ликвидности как проверка на прочность

— Как хорошо известно, в недалеком прошлом у банков возникли серьезные проблемы как раз с привлечением долгосрочной ликвидности. Можно ли в связи с этим сделать вывод, что казначейство тогда фактически приняло на себя главный удар недавнего кризиса ликвидности — ведь, по идее, речь осенью прошлого года шла как раз о необходимости поддерживать на достаточном уровне краткосрочную банковскую ликвидность?

— В определенном смысле да, хотя проблемы с ликвидностью, которые были и которые в какой-то мере остаются сейчас, являются глобальными и, следовательно, актуальными для всего банка, а не только для одного из его подразделений в лице казначейства. Не секрет, что многим банкам из-за "закрытия" международных рынков капитала пришлось пересматривать свою политику заимствований и шире — свою стратегию по управлению ликвидностью. Определенные коррективы в свою стратегию внес и МБРР. В то же время, отвечая на ваш вопрос, могу констатировать: нагрузка на казначейство в связи с недавним кризисом ликвидности, безусловно, возросла.

— А какие практические шаги были предприняты казначейством для преодоления последствий кризиса ликвидности?

— Я бы сказал, что эти действия вписывались в общий тренд, который сформировался на рынке тогда и который продолжает сохраняться и сейчас. Банк пересмотрел свои лимиты, свои межбанковские отношения и в некоторых случаях "заморозил" кредитование. Это естественно, если учесть, что тогда все банки переоценивали свои риски и совершали аналогичные действия. Сейчас, на наш взгляд, ситуация улучшается, и мы начинаем потихоньку "раскручивать" процесс межбанковского кредитования назад. Но именно потихоньку, потому что внешние рынки капитала так пока и не раскрылись, а значит, причины для беспокойства остаются.

— Ранее вы говорили о том, что казначейство в МБРР управляет мгновенной и среднесрочной ликвидностью, а решение о внешних долгосрочных займах принимает инвестиционный департамент. Можно ли сделать вывод, что в нынешней ситуации, когда внешние займы стали труднодоступными, активизировалось как раз казначейство — ведь, по-видимому, и у вас в балансе, и у других банков резко возросла доля краткосрочных и среднесрочных заимствований?

— Да, это общая для рынка тенденция: банки сейчас по мере сил решают задачу развития внутренних ресурсов, привлечения средств на внутренних рынках.

Я бы не сказал, что рынки внешних заимствований совсем "схлопнулись", но они, конечно, находятся сейчас в "замороженном" состоянии, и даже крупным банкам стало невыгодно привлекать средства на них. Поэтому, конечно, приходится изыскивать новые источники привлечения средств.

Розница добавила казначействам работы

— Говоря о функциях казначейства, вы упомянули о том, что время от времени казначейство может "перенимать" функции, напрямую не относящиеся к деятельности этого подразделения. Что имеется в виду?

— Имеются в виду задачи и проблемы, которые возникают в результате резкого роста банка или перепрофилирования его деятельности. В последние годы у нас — да и не только у нас — резко выросла доля розничного бизнеса в общем "портфеле". Понятно, что в связи с этим нам пришлось отслеживать и денежные потоки, поступающие от клиентов — физических лиц. А ведь эти денежные потоки и по своему характеру, и по срокам поступлений, и по суммам платежей принципиально отличаются от тех, с которыми мы имели дело при работе с корпоративными клиентами. Соответственно, возникают и иные риски. И казначейство должно не только "раз-руливать" их, но и проводить превентивную работу по их предотвращению.

— То есть фактически осуществлять функции риск-менеджмента?

-Да.

— А в принципе с увеличением доли розницы денежные потоки становятся менее предсказуемыми?

— Конечно. Это естественно — характер операций розничного бизнеса настолько широк и разнообразен, что часто сложно понять, каков характер платежей, какая у них статистика и т. д. Справедливости ради, замечу, что организационно никто не обязывает нас заниматься этой работой. Но я считаю ее необходимой, потому что главная задача казначейства как раз заключается в регулировании ликвидности банка в целом. А как можно ее регулировать в нынешней ситуации, если исключать из общего фронта работ платежи, поступающие от розничных клиентов?

— То есть можно констатировать следующее: в последние два-три года, в связи с ускоренным развитием розницы, нагрузка на банковские казначейства значительно возросла?

— Безусловно. Правда, я не стал бы здесь выделять казначейство — возросла нагрузка на банк в целом, на всего его подразделения. В том числе и на казначейство.

АКБ "Московский банк реконструкции и развития" (открытое акционерное общество) — универсальный коммерческий банк, работающий на российском рынке банковских услуг с 1993 года (генеральная лицензия Банка России на осуществление банковских операций № 2268 от 12.11.2002 года). В соответствие с публикуемой отчетностью по российским стандартам, на 1 февраля 2008 года активы банка составили 80 530 745 тыс. рублей, уставный капитал - 545 500 тыс. рублей, собственный капитал - 7 753 412 тыс. рублей. В 2005 году банк принят в Систему страхования вкладов. АКБ "МБРР" (ОАО) является уполномоченным банком Правительства Москвы.

АНАСТАСИЯ СКОГОРЕВА